Версия для слабовидящих Коми кывйöн
6 августа 2017

Героическая оборона крепости Осовец, сентябрь 1914 - 22 августа 1915. «Атака мертвецов» после применения немцами отравляющих газов.

ЕСЛИ ЧЕРЕЗ СОРОК ВОСЕМЬ ЧАСОВ…

Под белым флагом парламентера в крепость Осовец явился германский офицер и сказал генералу Свечникову: «Мы даем вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп, это простой подсчет: при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Нам выгоднее истратить стоимость снарядов, но зато сохранить сами снаряды. Не сдадите крепость, обещаю вам: через сорок восемь часов Осовец как таковой перестанет существовать!» Свечников вежливо ответил: «Предлагаю вам остаться со мною. Если через сорок восемь часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмем!

Валентин Пикуль. Нечистая сила

 

МЕЖДУ МИФОМ И РЕАЛЬНОСТЬЮ

Эпитет «забытая» по отношению к Первой мировой вовсе не случаен: эта война сильнейшим образом повлияла на судьбу России и при этом весьма слабо закрепилась в коллективной памяти современных россиян. В советское время центральное место занимал «миф о Великой Октябре», в то время как Первая мировая считалась лишь катализатором общественно-политических противоречий, приведших к неизбежному торжеству социалистической революции. При таком подходе, например, героизм русских солдат оказался за бортом официальной исторической мифологии. В 1940-е гг., правда, вспомнили о генерале Брусилове и «его прорыве», однако общей концепции это не изменило.

Ситуация стала меняться лишь с 1990-х гг., когда начались переоценка дореволюционного прошлого и возрождение памяти о героях Первой мировой. Одни из запасников стали доставать «раскрученных» царской пропагандой героев, весьма некритично доверяясь газетным очеркам 1914-го года (как примеры – извращенный подвиг Козьмы Крючкова и «полководческий гений» Верховного Главнокомандующего вл.кн. Николая Николаевича). Другие, следуя духу консервативных кругов русской эмиграции, в число героев Первой мировой «автоматом» записали деятелей Белого движения (иногда вне зависимости от реальных заслуг).

И только примерно через двадцать лет на первый план как символ героизма русского солдата 1914-18 гг. стала выдвигаться оборона крепости Осовец. Конечно, история тех лет знает немало ярких подвигов, почему же именно Осовец? В годы самой войны его оборона никогда не представлялась как «необычайное геройство». Уже в СССР, и в эмиграции на эту тему вышел ряд исследований, в которых авторы (участники событий) уделяли больше внимание чисто военно-оперативным вопросам обороны Осовца. За сухим и нудным языком цифр, расчетов и диспозиций нашлось и небольшое место и героизму русских солдат (для советских военных историков 1920-30-х годов такой прием не редкость, по-другому о героизме писать в те годы было сложно).

Именно эти работ и были обнаружены отечественными публицистами в 2000-е гг., которые искали в событиях Первой мировой «уникальные» (конечно, с обывательских позиций) примерны подвигов русского солдата. И на фоне других коллективных подвигов Осовец «выиграл» по ряду причин: речь идет о крепости (почва для красивого образа и параллелей с обороной Бреста в 1941-м), которая продолжительное время находилась на линии фронта (отсюда миф о «190-дневной обороне» и ее «стратегическом значении») и выдержала газовую атаку противника 6 августа (24 июля) 1915 г., с легкой журналистской руки получившей яркий образ «атаки мертвецов».

Конечно, рисуемый порою образ не выдерживает исторической критики, но речь действительно о ярких и малоизвестных событиях. Отметим и другую важную деталь: Первая мировая – это первая в мире война «массовых», «народных» армий, история коих изобилует фактами именно коллективного, а не просто индивидуального героизма. А потому выдвижение Осовца в качестве символа лучшим образом соответствует духу эпохи.

Сама крепость была создана в конце XIX века для прикрытия переправы через реку Бобр. К началу Первой мировой она состояла всего из четырех позиций, включавших четыре форта. Ее модернизация не была закончена, и никакой стратегической роли она играть не могла. Но разве именно этим измеряется героизм просто солдата?

С началом Первой мировой войны крепость (комендант генерал К.А. Шульман) находилась в тылу Северо-западного фронта. В середине сентябре 1914 г. немцы, преследуя разбитые в Восточной Пруссии русские армии, впервые вышли к Осовцу. В нем тогда располагался один лишь 304-й Новгород-Северский полк, солдат не хватало чтобы просто занять все укрепления. К счастью, противник ограничился на этом направлении демонстративными боями, не зная об истинном положении крепости. 26-29 сентября он обстреливал Осовец и даже сумел захватить ключевую Сосненскую позицию (три четверти оборонявших ее солдат остались на поле боя), однако затем был вынужден отступить ввиду изменения общей обстановки на фронте.

Во второй раз противник подошел к Осовцу зимою 1915 г., когда располагавшаяся в Восточной Пруссии 10-я русская армия потерпела сокрушительное поражение. Немцы попытались развить успех. В частности, в период с 25 февраля по 3 марта они обстреливали и Осовец (ее комендантом стал генерал Н.А. Бржозовский). Тогда произошел один любопытный случай: веруя в непобедимость, германцы предложили коменданту сдать крепость за деньги, заявив, что они-де предлагают ту сумму, которая составляет стоимость снарядов, требуемых для захвата укреплений. Последовал отказ в резкой форме, противник начал ураганный обстрел, выпустив по некоторым данным до 200 000 снарядов (уже потом было насчитано около 30 000 воронок, однако вероятно, многие снаряды попали в болота). Немецкий Майор Спалек так описывал бомбардировку: «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные зыки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня».

Однако серьезных повреждений Осовцу нанести не удалось, а дух солдат не был сломлен. В это время наши войска одержали победу в Праснышском сражении, отбросив противника назад. Немцы перешли к позиционным боям. К середине марта обстрелы крепости прекратились полностью. Наступившее затишье было использовано для различных фортификационных работ.

В третий раз Осовец оказался под огнем противника в начале августа 1915 года. Надо понимать, что это за период: русские войска, испытывающие снарядный голод, под напором отступают вглубь страны, стремясь избежать окружения; растет недовольство военным начальством, фиксируются массовые случаи дезертирства и нарушения дисциплины; прибывающие пополнения едва умеют держать винтовку в руках. В этих условиях оперативное значение Осовца повысилось, поскольку потеря укрепленных позиций могла привести в дальнейшем к прорыву фронта

6 августа (24 июля) германцы предприняли штурм предкрепостных укреплений, а именно ключевой Сосненской позиции. Основной акцент был сделан на применение газов (хлора). Газовая атака началась утром 6 августа, при этом немцы открыли артиллерийский огонь. Русские войска имели противогазовые марлевые повязки, однако они оказались неэффективны. По мнению Н.А. Бржозовского, сам гарнизон спасся благодаря тому, что утро выдалось сырым, а газу пришлось пройти над болотами, наполненным водой рвом и газом.

Потери от газов оказались существенными. Как писал комендант: «Газ, выпущенный из баллонов, темно-зеленоватой окраски, быстро направился вперед к крепости, расширяясь в стороны и вверх при быстром поступательном движении. Действие газового облака с одной стороны образовало завесу, скрывающую подступ противника, а с другой стороны смертельно отравляло все, над чем проходило…. Под действием отравляющих газов первыми жертвами стали разведывательные партии и секреты, которые все и погибли; действие газов на окопы также надо признать смертельным, а в дальнейшем на расстоянии вглубь до 3-4 верст выходящим из строя. <…> из строя гарнизона крепости выбыло отравленных удушенных более 1 600 человек».

После применения газа немцы сначала отправили вперед разведчиков и штурмовые группы. Однако их действия были не очень успешными. Где-то германцы сами попали под воздействие газов, на другом  направлении были остановлены командой разведчиков, на третьем не сумели прорвать проволочные заграждения. Поручик П. Ефимов вспоминал о героизме русского пулеметчика на центральном участке Сосненской позиции: «Единственный русский пулеметчик, оставшийся в живых, успел выпустить в упор две ленты патронов и пал на пулемет, не успев вложить третью ленту».

В это время из крепости в контратаку при поддержке артиллерии были направлены три роты. Особый героизм проявила 13-я рота подпоручика Котлинского (смертельно раненого в этот день), которая после долгого боя по всем правилам военного искусства сумела выбить противника из занятых позиций и захватить в плен 25 человек. Проявила себя и 14-я рота прапорщика Тидебеля: она восстановила положение на левом фланге Сосненской позиции и захватила 15 пленных.

Крепость была оставлена лишь 23 августа ввиду общего отступления войск Северо-Западного фронта. Фактически Осовец стал единственной русской крепостью в те годы до конца выполнившей все возложенные на нее задачи. Если комендант крепости Новогеоргиевск генерал Бобырь сбежал к противнику, а комендант крепости Ковно генерал Григорьев струсил и покинул войска, то защитники крепости Осовец стояли до конца. Нам не известны все подробности событий 6 августа 1915 года, однако несомненно одно: крепость Осовец без всяких патетических преувеличений и ненужных передергиваний имеет все основания рассматриваться как один из символов героизма русских солдат тех лет.

Константин Пахалюк,

Ведущий специалист научного отдела Российского военно-исторического общества

 

РУССКАЯ СЛАВА В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ

В нашей фортификационной литературе имеется мало трудов с описанием атаки и обороны русских крепостей во время империалистической войны, что вызывает совершенно справедливые нарекания со стороны командиров инженерных частей РККА.

Это обстоятельство заставило меня как участника обороны крепости Осовец сделать попытку описать устройство этой крепости, дать понятие о действиях атаки и обороны...

Осовецкая крепость была два раза атакована германскими войсками. Первая атака в конце сентября 1914 г. длилась всего пять-шесть дней, немцы обстреляли крепость 15-20-см артиллерией и под давлением корпусов 10-й армии принуждены были снять осаду и отойти в пределы Восточной Пруссии. Вторая атака, начатая в январе 1915 г., продолжалась шесть с половиной месяцев и окончилась эвакуацией крепости. 26 сентября 1939 г., как гласит Оперативная сводка Генерального штаба РККА, крепость Осовец была занята без боя частями Красной Армии и по договору с Германией о дружбе и границе вошла в состав СССР.

Хмельков С.А. Борьба за Осовец. М., 1939

Осовец - бывшая русская крепость на р. Бобр (Бебжа), северо-западнее Белостока (ныне на территории Польши). Сооружена в 1882-1887 гг. Осовец прикрывал Белостокский ж.-д. узел и Брест-Литовское операционное направление. К началу 1-й мировой войны крепость состояла из 4 фортов и полевых укреплений. С 30 января по 9 августа 1915 г. Осовец выдержал осаду германских войск, которые выпустили по крепости свыше 400 тыс. снарядов. В связи с общим отступлением русских войск из Польши Осовец был оставлен после того, как были взорваны крепостные сооружения и вывезена вся артиллерия.

Советская историческая энциклопедия. М., 1973-1982

 

ГАЗОВАЯ АТАКА КРЕПОСТИ

Если бы немцам удалось прорваться у Осовца на Белосток, а с юга на Брест-Литовск, то все наши части, находившиеся западнее этой линии, вынуждены были бы во первых отступать по узкому корридору, а во вторых не только под ударами во фланг, но и в тыл. Имея в виду утомление войск, отсутсвие боевых припасов и запруженность тыла обозами и aртиллерией, вне сомнения такое положение дел могло бы обратиться в катастрофу для наших 3-4 армий.

Противник оценил это и решил попытаться взять крепость атакой, с применением газов, против которых имевшиеся у нас еще неусовершенствованные маски являлись недействительными.

С нашей стороны возможность газовой атаки предусматривалась и меры принимались, но они оказались мало действительными.

К этому времени Сосненская позиция от д. Белогронды до д. Сосня занималась ночью 13 ротами, а днем 9 ротами.

Противник, по показаниям пленных, еще с 13 июля приступил к установке нескольких тысяч баллонов с газами, сведя их в 30 газовых батарей, размещенных в 4-х местах, по 7-8 батарей в каждом, в разстоянии ½-1 версты от нашей позиции. Состав его войск, предназначенных для производства штурма, определялся в 12 баталионов 11-ой ландверной дивизии, 2-х баталионов эрзац резерва и некоторого количества баталионов ландштурма, составлявших резерв. В первой линии находилось 11 баталионов, наступавших на фронте от канавы до д. Сосни. Во второй, вдоль полотна жел. дороги наступало 3 баталиона. В ночь на 24 июля перед рассветом, баталион Землянского полка, как всегда, отошел в Заречный форт и на позиции остались 9 рот (около 1.500 штыков).

Утро было холодное, туманное; дул средней силы северный ветер.

В 4 часа утра, как только начинало светать, немцы выпустили газы темно-зеленоватой окраски. В какие-нибудь 5-10 минут газы достигли окопов Сосненской позиции, а затем и крепости, где боковой ветер долины Бобра стал относить часть газов в сторону д. Сосня и к западу от нее. В район крепости газы достигли уже в разреженном состоянии. Действие газов, несмотря на принятые меры, на Сосненской позиции и в тылу ее было ужасно - около ½ бойцов были отравлены на смерть. Полуотравленные брели назад и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались и вторичное отравление вело к смерти. В общем ко времени подхода немцев к позиции число защитников ее определялось в каких-нибудь 160-200 человек, способных действовать оружием. Выдвинутые из Заречного форта для контр-атаки 3 роты землянцев также по пути потеряли до 30% одними отравившимися газами. Спустя некоторое время по выпуске газов, немцы пустили одновременно по всему фронту красные ракеты и открыли ураганный огонь, распространив его до д. Осовец включительно. Затем двинулась вперед и их пехота, сперва разведчики и резчики проволоки, числом около 200 человек на каждом полковом участке, а затем две линии густых цепей пехоты, за коими следовали резервы.

Центральные участки, по обе стороны железной дороги и участок у д. Сосня были взяты немцами быстро, так как почти все защитники их погибли. Участок у д. Белогронды и правее д. Сосни держались, отбив ряд атак. В центре немцы успели дойти до окопов резервов, но в тот момент, когда они лезли на проволоку, открыла огонь почти одновременно вся крепостная артиллерия. Попытка немцев обойти д. Белогронды с востока была парализована появлением у них на фланге разведчиков Ливенского полка, а выход от д. Сосня во фланг и в тыл соседнему участку, огнем артиллерии и тем, что наступавшие здесь немцы сами сильно пострадали от повернувших в эту сторону газов. Огонь артиллерии отрезал немецкие резервы от их штурмовавших частей, кои в свою очередь местами залегли на занятой позиции, а местами бросились назад.

Высланные из Заречного форта 3 роты, поддержанные ротой резерва, перешли в энергичное наступление и хотя с большими потерями, но выбили противника из занятых им участков позиции. Только на участке у г. д. Леонова противник, прочно утвердившись, успешно отражал наши контр-атаки. Тогда крепостная артиллерия сосредоточила огонь 9 тяжелых и 2-х легких батарей и немцы около 10 час. утра вынуждены были оставить этот участок.

Потери противника были очень велики, но и нам обошелся этот день не дешево.

Пленные немцы показывали, что от старших начальников до рядовых бойцов все были уверены, что на этот раз не может быть спасения для гарнизона, причем уверенность во вступлении в крепость была так велика, что все обозы их и передки были запряжены для движения вперед и сделан был наряд для похорон отравленных газами в крепости. Поэтому-то на них и произвели столь ошеломляющее впечатление встреченное на некоторых участках сильное сопротивление, открытие нашей артиллерией ураганного огня и, наконец, стремительные контратаки свежих частей.

Краткий очерк обороны крепости Осовца в 1915 г.

 

ОСОВЕЦ УМЕР, НО НЕ СДАЛСЯ

Генерал-майор Бржозовский покинул опустевшую крепость последним. Он подошел к расположившейся в полукилометре от крепости группе саперов. Царило тягостное молчание. Последний раз, посмотрев на свою полуразрушенную, осиротевшую, но непобедимою крепость, комендант Бржозовский сам повернул ручку. Целую вечность бежал по кабелю электрический ток. Наконец, раздался страшный грохот, под ногами затряслась земля и в небо взметнулись фонтаны земли вперемешку с кусками железобетона. Осовец - умер, но не сдался! Так завершилась более чем полугодовая героическая оборона крепости Осовец.

Крепость Осовец. Бессменный часовой

Комментарии (0)

Добавить комментарий
:
:
: