Версия для слабовидящих Коми кывйöн
9 августа 2017

Гангут

9 августа 1714

Около Гангута (полуостров Ханко) авангард русского галерного флота под командованием Петра I разгромил шведскую эскадру в ходе Северной войны.

НЕ ТОЛЬКО НА СУШЕ, НО И НА МОРЕ

Гангут - полуостров в Финляндии (ныне Ханко), у которого 26-27 июля 1714 г. произошло морское сражение между русским флотом под командованием адмирала Ф.М. Апраксина и царя Петра I (99 галер) и шведским флотом вице-адмирала Г. Ватранга (15 линейных кораблей, 3 фрегата). В мае 1714 г. русские галеры отправились к Аландским островам для высадки десанта. Но у Гангута путь им преградил шведский флот под командованием вице-адмирала Ватранга.

Апраксин не решился на самостоятельные действия ввиду серьезного превосходства шведов в силах (прежде всего в артиллерии) и доложил о сложившейся ситуации царю. Тот прибыл к месту действия 20 июля. Осмотрев местность, Петр велел устроить в узкой части полуострова (2,5 км) переволоку, чтобы перетащить по ней часть своих судов на другой берег в Рилакс-фьорд и ударить ими оттуда в тыл шведам. Стремясь пресечь этот маневр, Ватранг направил в Рилакс-фьорд 10 судов под командованием контр-адмирала Н. Эреншельда.

26 июля 1714 г. наступило безветрие, которое лишило шведские парусные корабли свободы маневра. Петр воспользовался этим. Его гребная флотилия обошла на веслах флот Ватранга и блокировала в Рилакс-фьорде суда Эреншельда. На предложение сдаться шведский контр-адмирал ответил отказом. Тогда 27 июля 1714 г. в 2 часа дня русские галеры атаковали шведские корабли в Рилакс-фьорде. Первая и вторая фронтальные атаки были отражены орудийным огнем шведов. В третий раз галеры сумели наконец вплотную приблизиться к шведским судам, сцепились с ними, и русские моряки бросились на абордаж.

После безжалостной схватки флагманский корабль шведов - фрегат «Элефант» («Слон») был взят на абордаж, и остальные все 10 судов сдались. Эреншельд пытался спастись на шлюпке, но был пойман и захвачен в плен. Трофеями победителей был весь отряд Эреншильда: фрегат «Элефант», галеры «Эрн», «Трана», «Грипен», «Лаксен», «Геден» и «Вальфиш» и шхерботы «Флюндра», «Мортан» и «Симпан». Шведы потеряли 361 чел. убитыми, остальные (около 1 тыс. чел.) были пленены. Русские потеряли 124 чел. убитыми и 350 чел. ранеными. Потерь в кораблях у них не было.

Шведский флот отступил в сторону Стокгольма, а русские заняли остров Аланд. Этот успех значительно укрепил позиции русских войск в Финляндии. Гангут - первая крупная победа русского флота. Она подняла дух войск, показав, что шведов можно одолеть не только на суше, но и на море. Петр приравнивал ее по значению к Полтавской битве. Участники Гангутской битвы награждены медалью с надписью «Прилежание и верность превосходит силно». «Первые плоды Российского флота. Морская победа при Аланде июля 27 дня 1714».

9 сентября 1714 г. в Петербурге состоялись торжества по случаю Гангутской виктории. Победители прошли под триумфальной аркой. На ней красовалось изображение орла, сидевшего на спине у слона. Надпись гласила: «Русский орел мух не ловит». В Санкт-Петербурге был построен храм  Св. Пантелеймона. На месте погребения погибших воинов в 1871 году был установлен памятник.

Н. Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002

 

ПЕТР I О ПОБЕДЕ ПРИ ГАНГУТЕ

«Государство, которое одно войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а которое и флот имеет, - обе руки имеет».

«Воистину нельзя описать мужество российских войск как начальных, так и рядовых, понеже абордирование так жестоко чинено, что от неприятельских пушек несколько солдат не ядрами и картечами, но духом пороховым от пушек разорваны».

 

РЕЛЯЦИЯ

О СЛУЧИВШЕЙСЯ МОРСКОЙ БАТАЛИИ МЕЖДУ РОССИЙСКОЮ АВАНГАРДИЕЙ И ШВЕДСКОЮ ЭСКАДРОЮ

В 21-й день Его Величество ездил морем рекогносцировать неприятельский флот... В 22-й день ездил сухим путем на Ангут для рекогносцированья же неприятельского флота... Как с моря, так и с земли оного сочли (без крейзеров, которых было 6): 13 линейных кораблей, 4 фрегата, 1 блокгоус, 2 бомбардирских галиота, 2 шнявы, 6 больших и малых галер; три судна за островом видны были, как наши русские бригантины, а подлинно рассмотреть было невозможно. Командиры над флотом были один адмирал, вице-адмирал, 2 шаутбенахта. В 23 и 24-х числах ездили и осматривали переволоки и нашли оную, которая только 1170 сажень трехаршинных от Вереминского залива до другого, который по вестную (западную) сторону Ангута... По смотру велено мост делать, дабы несколько легких галер перетащить и пропустить для действ и тем бы неприятеля привесть в конфузию...

Июля в 25-й день (то есть в воскресенье) пополудни слышна была немалая стрельба в море... С брандвахты рапортовали генералу-адмиралу, что та стрельба была от крейзеров неприятельских... Тот час генерал-адмирал письменно рапортовал - (шаутбенахт Петр I) - и при том просил, дабы к утру сам к нему был для летучей обсервации.

В 26-й день генерал-адмирал к тому месту прибыл, а шведский вице-адмирал Лиллий, вышед из шхер от Ангутского устья, поворотил в Твереминдское. Тогда уже подлинно узнали, что неприятельское намерение не к Ревелю, но в Твереминд... Послали указ, дабы весь флот готовился выходить из узкого места, где стояли, дабы неприятель не запер в Авангуте, видя свободный обход. Взяли резолюцию послать 20 галер, проехать мимо неприятельского флота (понеже было тихо), что и учинено под командою капитана-командоpa Змаевича да бригадира Волкова и капитана Бредаля. Неприятель тот час знак дал к походу и стал буксировать, как возможно; а особливо адмиральский корабль шлюпками и ботами буксировали скоро и на наших зело много стреляли, однако ж не вредили их ядра... Когда... наши первые посланные прошли, послали достальные 15 галер, которые тут были с бригадиром Лефортом и с капитанами Дежимонтом и Грисом, которые також... счастливо огребли... Потом шведский адмирал поднял белый флаг для возвращения своего вице-адмирала. В то же время, когда отправляли галеры, получена ведомость, что явились один фрегат и шесть галер и два шхербота неприятельских близ того места, где намерены были мост делать, тогда оба флагмана поехали от того места назад к галерному флоту, а капитану-командору Змаевичу послан указ - велено их атаковать. Но стало того дня поздно: вице-адмирал возвратился и соединился с флотом своим... Понеже генерал-адмирал с шаутбенахтом корабельным (который тогда перешел в галерный флот) между собою были не в ближнем расстоянии, а наипаче разлучила их темнота ночная, того ради в ту ночь 27-го числа июля между помянутыми флагманами была пересылка чрез тайного кабинет-секретаря Макарова... По той пересылке положено с галерным флотом пробиваться сквозь неприятеля.

И в 27-й день поутру генерал-адмирал граф Апраксин со всем при нем бывшим флотом с полуночи пошел и того же утра приближался к неприятелю. Указ дал пробиваться сквозь оного, не огребая кругом, что с помощию Божею и учинено. И так безвредно, что только одна галера стала на мель, которую неприятель взял... Прочие все как суда, так и люди без вреда прошли, хотя со всего неприятельского флота стреляли по нашим надмеру жестоко, от которой стрельбы у одного капитана ногу отбили... Когда адмирал прошел, тогда рапортовал его капитан-командор Змаевич, что он блоковал неприятеля... Когда генерал-адмирал в то место прибыл и, учредя флот к бою, послал генерал-адъютанта Ягужинского к командующему тою шведскою эскадрою шаутбенахту Эрншильду, чтоб оный отдался; на что он сказал, что того учинить не может... Видя их упорство, генерал-адмирал дал сигнал авангардии нашей оного атаковать... Атака началась в третьем часу по полудни и продолжалась даже до пятого часа... Хотя неприятель несравненную артиллерию имел пред нашими, однако же, по зело жестоком сопротивлении, перво галеры одна по одной, а потом и фрегат взяты. И так крепко неприятели оборонялись, что ни единое судно без абордирования от наших не отдались. Шаутбенахт, спустя флаг, скочил в шлюпку со своими гренадерами и хотел уйти. Но нашими пойман, а именно Ингерманландского полка капитаном Бакеевым с гренадерами.

Полностью

Литература:

Комментарии (0)

Добавить комментарий
:
:
: